Вернуться к оглавлению
Гексаих — древнерусская ладовая система

Слово "гексаих", по-гречески ἑξάηχος (hexáechos), означает "шестигласие", от ἑξ — шесть и ἦχος — глас, лад. Номинологически "гексаих" образован по модели "октоих" — восьмигласие, в византийской системе октоих — система восьми ладов.
Понятие "гексаих", соответственно, означает систему шести ладов древнерусской музыки на основе обиходного звукоряда (по Ю. М. Буцко — знаменного звукоряда).
Необходимость в особом термине вытекает из поразительной, по существу уникальной шестиладовой системы, монопольно доминирующей в одной из великих древних модальных культур — в древнерусском знаменном пении 1. Нигде больше среди великих модальных континентов древности подобной системы не существует. В древнегреческой системе ладов семь, к тому же они — трех родов с хроями-оттенками. В западной системе латинских ладов 2 их четыре пары, с финалисами re, mi, fa, sol, и лады — октавной структуры. В восточных странах (Индии, Китае, Японии, на Арабском Востоке, В Средней Азии и др.) нет ничего похожего и на упомянутые три европейские модальные системы. В этом удивительная уникальность русских обиходных ладов.
Существо и структуру гексаиха здесь излагать нецелесообразно 3. Для менее подготовленного читателя напомним лишь важнейшие основы системы, из которых возникает шестиричность, трехпарность ладов.
Конечная модальная (то есть звукорядная) основа гексаиха — 12-ступенный миксодиатонический звукоряд, или обиходный звукоряд:
1
Ряд имеет принципиально квартовую структуру (в частности, отсюда известная «плагальность» «русской гармонии»), и не допускает октавного тождества модальных функций. Термин "модальная функция" подразумевает ладосмысловое значение данной звукоступени в составе ладового звукоряда. В обиходном звукоряде вследствие его "круговой" структуры (бесконечное — в принципе — наслоение тетрахордов одинаковой структуры с "синáфой", то есть с совпадением в одном звуке смежных тетрахордов) оказываются возможными всего три различных модальных функции, которые затем повторяются через кварту, см. "согласия" в примере 1. Модальные функции (= ладовые значения ступеней) зависят от качества интервалов вверх и вниз от данной ступени, прежде всего от соотношения со смежными ступенями:
Никаких других функций нет.
2
Обратим внимание: в отличие от систем октавных ладов (вспомним и наше фортепиано) звуки на расстоянии октавы имеют другую модальную функцию. Сравним: G — g, A — a. А при модальной функции mi — mi даже нет и чистой октавы!
Поэтому в ладах обиходного звукоряда могут быть три и только три типа лада — с устоями fa, re и mi. Все остальные оказываются их транспозициями на расстоянии кварты. Причем это касается ладов любого количества ступеней — трех, четырех, пяти, шести и т. д., иначе говоря ладов любых полихордов. Например, при трихорде — три типа, названия которых предложены. С. В. Смоленским: лады большой, малый, укоснённый:
3
(При формульном обозначении лада — см. в примере под нотами — можно пользоваться привычными латинскими буквами; сокращенные же слова писать кириллицей.)
По закону монодии модальные лады имеют два вида при одном устое — автентический (см. в примере 3) и плагальный — в том случае, если ниже конечного (= устоя) в мелодии есть более, чем одна ступень. Если лад плагальный, то в его формуле добавляется, под чертой справа, пометка "пл.". Например:
4 А, Б
Обратим внимание, что "большой обиходный" похож на мажор, "малый обиходный" — на минор, "укоснённый" — на фригийский или локрийский. В примере 4 Б видно, как сильно отличается плагальный лад от автентического: заключительный устой в нем лишается весомости и уверенности, а при большой терции снизу (например, в плагальном еук) устой может показаться терцией от другого основного тона (вспомним модальный момент в начале медленной части Четвертой симфонии Брамса).
Ради упрощения знаковой системы слово "авт." в автентических ладах можно не писать; оно тогда будет подразумеваться, указанием на автентический лад служит отсутствие нижней пометки 4.
Таким образом, шесть русских ладов гексаиха (пентахорды, гексахорды) следующие:
5 А, Б, В
Образчик одного из ладов гексаиха:
6 А, Б
Согласно строчной форме мелодии лады каждой из строк:

СУБЛАДЫ 1. dмал. сходно с первым предложением сходно с периодом
2. eук.
3. dмал. сходно со вторым предложением
4. Gбол.

Лад Соль большой обиходный заключает мелодию и приобретает значение лада в целом (принцип Гвидо Аретинского: "В начале пения не знаешь, что будет потом, но у конца видишь, чтó предшествовало"). Главный звук-устой появляется один единственный раз в самом конце, тем не менее он и есть цель модального тяготения: e d [c H A] G. Это один из законов модального лада — общий устой определяется по конечному тону 5.
Четыре строки этой строчной формы согласно центонно-тематическому, попевочному принципу распеты на четыре попевки 1 гласа (по В. М. Металлову):
  1. ометка малая (№ 54 не полностью)
  2. долинка переменная с качкой и ломкой (№ 48)
  3. (в основе) ометка средняя с хамилой (№ 65)
  4. колыбелька с качкой (№ 86)
Каденционный план строчной формы составляет совокупность устоев четырех субладов. В плане формы в целом конечные первых трех строк выполняют функцию господствующих по отношению к общему конечному (ОК). Каденционная структура (пример 6 Б) через схему модального тяготения обрисовывает ладовый "ствол", на котором держится вся модальная композиция.
Все попевки принадлежат одному и тому же гласу — первому. Видно разъединение понятий гласа и лада: гласов восемь, а ладов шесть (отсюда и "гексаих"). Глас в русском пении — не лад, а комплекс попевок (компонент тематический).
Шесть ладов гексаиха — такая же система русского певческого искусства, как восемь "тонов" западного латинского ("грегорианского") хорала.


1Термин "гексаих" здесь вводится не впервые. На немецком и английском языках он фигурирует на латинице как Hexaechos, hexaechos в публикациях автора: Zur Musikgeschichte Osteuropas: Rußland, Polen, baltische Länder // Europas Musikgeschichte. Grenzen und Öffnungen. Stuttgart: Internationale Bachakademie, 1997; Hexaechos: the modal system of the old Russian monody // American Musicological Society / Society for Music Theory. Annual Meeting 1997, Abstracts. Phoenix, 1997. к основному тексту

2Лучше было бы говорить "латинские лады" вместо "грегорианские лады", так как они не имеют никакого отношения к папе Григорию Великому (590—604). Латинские лады нельзя датировать точно, но условно можно считать началом их фиксации XI век, условно же — по столетию великого раскола церквей, после которой ("схизма" 1054) латинский мир стал развиваться обособленно от восточной греко-византийской церкви. [Примечание ученика: Юрий Николаевич упорно писал "грегорианский лад" вместо принятого в русской науке и этимологически вполне обоснованного термина "григорианский лад". — С.Л.] к основному тексту

3Главнейшие сведения о гексаихе (без этого слова) изложены в диссертации Г. С. Федоровой (Бычковой) "Ладовая система русской монодии: на материале нотолинейных певческих книг" (1988) и в книге автора этих строк "Гармония. Теоретический курс" (М., 1988). к основному тексту

4Хотелось бы заменить и греческие слова "автентический", "плагальный" на русские ("главный", "побочный"), однако на практике это оказывается нецелесообразным, так как "главный" и "побочный" не ассоциируются у нас с автентикой и плагаликой. Пришлось бы специально это разучивать. к основному тексту

5Характерный пример закона конечного тона — определение лада знаменитой секвенции "Dies irae". В обиходных книгах лад указывается как I тон; но то, что всегда цитируется как мелодия "Dies irae", принадлежит не первому тону, а второму. Объяснение состоит в том, что на протяжении длинной мелодии лад меняется: начавшись во втором тоне, она заканчивает в первом. И, согласно закону конечного тона, лад в целом записан как первый. к основному тексту
Вернуться к оглавлению